ГОРЬКИЙ СИМВОЛ ПОБЕДЫ

ГОРЬКОВСКИЙ ЗАВОД № 718 «ДВИГАТЕЛЬ РЕВОЛЮЦИИ»

АО РУМО

25%
ДИЗЕЛЬНЫХ ДВИГАТЕЛЕЙ В СССР
выпускал «Двигатель Революции» до войны
ВЕДУЩИЙ производитель
газовых двигателей в СССР
56%
ВСЕХ РЕАКТИВНЫХ СНАРЯДОВ
отправленных Горьковской областью на фронт, выпустил «Двигатель Революции»
ДВА ЭВАКУИРОВАННЫХ ЗАВОДА
принял «Двигатель Революции» на своей территории

Старейший дизельный

Дизелестроительный завод «Фельзер и Ко» был основан в 1874 году в Риге и в 1915 году, во время Первой мировой войны, эвакуирован в Нижний Новгород. В годы гражданской войны завод выпускал бронепоезда и выполнял их ремонт. С 1922 года завод получил новое название — «Двигатель Революции». Это был крупнейший в стране производитель дизельных двигателей, а до 1930-х годов — еще и мощный станкостроитель. Когда в 1931 году рядом был построен Горьковский завод фрезерных станков, аналогичное производство на «Двигателе Революции» постепенно сокращалось, и предприятие стало специализироваться на создании новых экономичных дизелей. Здесь выпускались судовые установки для завода «Красное Сормово», в том числе реверсивные, способные менять направление движения дизели мощностью 400–600 л.с. для подлодок.

Кроме того, предприятие стало пионером в создании отечественных газовых двигателей. Новое направление оказалось очень перспективным: газовые дизели работали в любом районе страны, где есть древесина, природный газ, так как не требовали жидкого топлива. К 1940 году завод освоил выпуск нескольких модификаций газовых двигателей мощностью 350–400 л.с. За годы предвоенных пятилеток «Двигатель Революции» выпустил около 2 тыс. дизелей, что составляло 25% всей продукции дизельных заводов страны.

Горьковское предприятие стало пионером в создании отечественных газовых двигателей

ЛЕГЕНДЫ

Конструктор «особого КБ»

Отто Николаевич Штеблер (1879 — н/д) — инженер-механик, заведующий конструкторским бюро завода «Двигатель Революции» в 1920–30-х гг. В 1926 году с коллективом конструкторов создал первый отечественный бескомпрессорный двигатель БК-38. При 300 оборотах в минуту он развивал мощность от 35 до 140 л.с., не уступая зарубежным аналогам (до этого завод выпускал двигатели по лицензиям европейских фирм из импортных же комплектующих). В 1936 году О.Н. Штеблер был арестован за принадлежность к «антисоветской латышской националистической шпионско-террористической организации», к которой органы НКВД причислили почти всех специалистов-латышей, приехавших с заводом из Риги, — начальников цехов, конструкторов, технологов. Через год Штеблер был приговорен к расстрелу. Полгода провел в камере смертников, после чего расстрел ему заменили на 20 лет тюрьмы. В конце 1930-х вместе с другими конструкторами, отбывающими заключение, О.Н. Штеблер был отобран для работы над проектом нового мощного советского авиадвигателя в так называемой «шарашке» при Тушинском авиамоторном заводе №82. Этим «особым КБ» тюремного типа руководил бывший директор Центрального института авиационного моторостроения А.А. Шумилин. О. Н. Штеблер был освобожден в 1955 году и сослан в Карагандинскую область Казахстана.
До 1930-х годов «Двигатель Революции» был еще и крупным станкостроителем

Боевое перестроение

Первую оборонную продукцию «Двигатель Революции» выпустил в 1939 году — в соответствии с мобилизационным планом по боеприпасам завод получил заказ на производство корпусов 122-мм и 203-мм бетонобойных снарядов. С началом войны «Двигатель Революции», как и многие другие предприятия, должен был полностью перестроить производство на выпуск изделий для фронта.

Завод был определен поставщиком коробок передач для танков Т-34, выпуск которых налаживал завод «Красное Сормово». Кроме того, «Двигатель Революции» должен был стать головным предприятием в Горьковской области по выпуску корпусов реактивных снарядов М-8 и М-13 для «Катюш». Также руководству завода была поставлена задача освоить производство 120-мм минометов (ПМ-38).

Среди первой оборонной продукции «Двигателя Революции» были 120-мм минометы, коробки передач для танков Т-34

Во втором механическом цехе был создан участок по производству КПП для сормовских танков Т-34. Это были четырехступенчатые коробки переключения передач — непростые с точки зрения производства и, как показал опыт войны, осложнявшие управление танком (поэтому вскоре их заменили на пятиступенчатые). В цехе коленчатых валов станки приспосабливали для глубокого сверления и полировки стволов минометов. В ремонтно-механическом цехе организовали мастерскую по изготовлению специальных электродов для сварки минометных плит, наладили производство мин и снарядов для «Катюш».

В первый же месяц войны «Двигатель Революции» принял часть оборудования эвакуированного из Брянской области завода «Красный профинтерн» (также предприятие разместили в помещениях заводов «Гудок Октября» и им. Свердлова), выпускавшего корпуса 152-мм снарядов. «Красный профинтерн» стал филиалом «Двигателя Революции» и заметно повысил возможности горьковского завода по выпуску боеприпасов. Кроме того, на территории горьковского завода разместилась часть оборудования ленинградского завода «Русский дизель», которое также было загружено производством снарядов.

Техника победы
120-мм полковой миномет (ПМ-38)

Разработан в 1937–1938 гг. специальным конструкторским бюро № 4 под руководством Б. И. Шавырина при Ленинградском артиллерийском заводе № 4 им. М. В. Фрунзе. Стал поступать в войска в январе 1940 года. Конструкция миномета имела схему так называемого «мнимого треугольника»: ствол, двунога, опорная плита, впоследствии она стала классической для дульнозарядных минометов. ПМ-38 был на колесном ходу, что позволяло перевозить его в кузове, буксировать четверкой лошадей, грузовиком или просто перекатывать. Масса миномета в боевом положении — 275 кг. Скорострельность — 15 выстрелов в минуту. Дальность стрельбы — 460–5900 м. В качестве боеприпасов выпускались мины разных типов: осколочно-фугасные (основной считалась мина весом 15,9 кг, содержащая 1,58 кг тротила), осветительные, дымовые и зажигательные.

На 1 июня 1941 года Красная Армия имела на вооружении около 3 тыс. ПМ-38. Первые бои показали, что миномет является не только оружием ближнего боя, как предполагалось при разработке, но и ценным огневым средством пехоты, способным отражать танковые атаки. «Ни в одной из капиталистических армий в то время не было орудия, подобного нашему 120-мм полковому миномету. Кстати говоря, гитлеровская армия получила на вооружение 120-мм миномет только в 1943 году, причем его конструкция представляла собой копию советского орудия», — отмечал в научных работах инженер-полковник А. Латухин.

В 1941 и 1943 годах конструкция ПМ-38 совершенствовалась. Конструкция 1941 года считалась «упрощенной», но это позволило увеличить выпуск почти в два раза, вдвое сократив трудоемкость сборки. ГКО требовал роста объемов производства, так как в первые месяцы войны перевес в минометах был на стороне противника. Уже в 1943 году более половины всех советских артиллерийских средств приходилось на долю минометов. В Германии в 1941–1944 гг. было выпущено 68 тыс. минометов, в СССР с 1 июля 1941 года по 30 июня 1945 года — 347,9 тыс.

Женская доля

Масштабная перестройка производства велась в условиях дефицита кадров сотни квалифицированных рабочих и ИТР ушли на фронт. В результате в первый месяц войны на завод пришли 529 женщин, в октябре их было уже около 1,5 тыс. (всего на заводе в 1941 году числилось 2370 человек). Женщины работали даже там, где прежде трудились исключительно мужчины, например в литейном цехе. В заводской газете «Двигатель» от 23 мая 1942 года есть заметка о фрезеровщице Евстифеевой, эвакуированной в Горький из Харькова «Она имеет грудного ребенка, но в такое время не желает сидеть без дела. Ее поставили работать на вертикальном станке, она настойчиво взялась за освоение нового станка и в короткий срок освоила его. В настоящее время выполняет норму на 160%, несмотря на то, что каждый день на час уходит с работы кормить ребенка». А в номере к 8 марта 1943 года отмечается, что стахановки цеха №13 Разуваева, Родина, Голубева ежедневно дают до четырех норм за смену, а стахановка 1-го механического цеха Кузьмина работает на трех станках и «показывает хорошие образцы труда».

К концу 1941 года больше 60% должностей на «Двигателе Революции» занимали женщины

В заметках заводской многотиражки о стахановском движении (в 1942 году стахановцев на заводе было больше 1 тыс.), о «двухсотниках», «трехсотниках» есть четырехзначные цифры выполнения дневной нормы рабочими. Слесарь инструментального цеха Сергеев, сварщик сборочного цеха Бобрихин, токарь механического цеха Королев стали «пятисотниками» и «тысячниками». Инициаторы этого движения на заводе — кузнецы П. П. Евсеев и И. В. Сухов в мае 1942 года выполнили восемь норм за смену, а в июле Евсеев, дав 1235%, перекрыл все рекорды.

И. В. Сухов создал первую фронтовую бригаду «Двигателя Революции» — на участке сварки и сборки минометов. Ее рекорд военных лет — 1100% нормы в смену. А бригада Я.П. Каленева, работавшая на подвеске авиабомб, выполняла задания на 500–700%. В целом в годы войны в цехах завода работало 90 фронтовых бригад, а два механических цеха целиком стали фронтовыми.

В праздничный день первую полосу заводская многотиражка посвятила женским рекордам

Ударная волна

«Двигатель Революции» был одним из главных промышленных объектов, по которым фашистские самолеты наносили бомбовые удары во время налетов на Горький в 1941 и 1943 годах. 5 ноября 1941 года 1000-кг авиабомба попала в силовую станцию «Двигателя Революции». Завод оказался обесточенным.

Кроме того, были пробиты четыре водяных и один нефтяной трубопроводы, воздухопровод и другие коммуникации. Из-за пожаров пострадали несколько цехов, был полностью уничтожен заводской штаб местной ПВО. Ударной волной и осколками сорвало линии электропередач, часть Ленинского района осталась без электричества. На территории завода погибли 17 человек, в том числе начальник цеха № 8 секретарь партийной организации завода Н. П. Зуев, который в момент бомбежки был рядом со станцией. Еще 46 человек получили ранения.

Всех сотрудников мобилизовали на восстановление. Постепенно наладили временное энергообеспечение цехов от уцелевшей подстанции термического цеха. Для питания литейного цеха соединили два быстроходных дизеля по 130 л. с. Среди безвозвратных потерь оказались десятки тысяч деталей военной продукции и весь чертежный архив отдела главного механика. Впоследствии это затрудняло ремонт оборудования, имеющего длительные сроки эксплуатации, особенно немецкого производства. Сразу после бомбежек из разрушенного цеха, где собирали детали к сормовским танкам, его оборудование — 52 станка — буквально вручную, за день перенесли на соседний завод фрезерных станков. Большая группа квалифицированных формовщиков литейного цеха тоже перешла работать на станкозавод — в литье от «Двигателя Революции» остро нуждался завод № 92, выпускавший артиллерию.

Производство 120-мм минометов и снарядов было приостановлено, по итогам года завод не выполнил план. Всю вину за срыв поставок фронту власти возложили на директора В. П. Суслова. Он был снят с должности, арестован НКВД и в январе 1942 года осужден военным трибуналом Горького на 10 лет лишения свободы с поражением в правах на пять лет.

В 1942 году ситуация с показателями нормализовалась: по объемам производства корпусов для снарядов М-8 и М-13 завод снова был одним из крупнейших в стране. Производство минометов тоже наладили, усилив станочный парк. Уже во втором полугодии «Двигателю Революции» неоднократно присваивались клас­сные места в соцсоревнованиях, в декабре предприятие получило переходящее Красное знамя ГКО. А по итогам года «Двигатель Революции» выдал продукции почти в четыре раза больше, чем в 1941 году, при этом количество работающих увеличилось только на 25%. Усилия руководства и сотрудников «Двигателя Революции» оценили и на высшем партийном уровне — ­завод получил первые трудовые награды. 16 апреля 1942 года указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение заданий правительства по производству минометов завод был награжден орденом Трудового Красного Знамени. 28 лучших работников получили награды, директор завода Н. В. Никулин — ­орден Трудового Красного знамени.

За образцовое выполнение заданий правительства завод получил орден Трудового Красного Знамени
Прямая речь

«Молчали заводские гудки и радио»

Ветеран предприятия В. В. Яблонский:
«Прекрасно помню тот день и час, когда на город Горький были впервые сброшены немецкие авиабомбы… Молчали заводские гудки и радио, молчала зенитная установка, не заметившая медленно парящий над заводскими трубами немецкий бомбардировщик. Никогда мне не забыть обезумевших от страха людей, панику, огонь, объявший подстанцию. Особенно тяжело было видеть первые жертвы, слышать крики о помощи тех, кто находился в горящем здании. Не уцелел при взрыве и наш корпус, в котором было три цеха. После бомбежки он был в ужасном состоянии: сорваны ворота, окна без рам, повсюду битое стекло…».

Тщетная маскировка

После ноябрьских бомбежек 1941 года система ПВО Горького и предприятий была усилена зенитными орудиями. Кроме того, власти срочно форсировали работы по маскировке заводов. План для всех был одинаковым: ставилась задача визуально «слить» корпуса с прилегающей местностью. «Двигатель Революции» должен был казаться бомбардировщикам частью поселка Карповка. На крышах цехов нарисовали дорожки, тропинки, повесили маскировочные сети общей площадью 7000 кв. м. На уцелевшие после налета здания нанесли одноцветную окраску, схожую с окружающим пейзажем.

Но события июня 1943 года показали, что маскировка не смогла совсем обмануть фашистские самолеты-разведчики: новые бомбардировки были еще масштабнее и разрушительнее. В ночь с 5 на 6 июня фашисты забросали фугасными бомбами жилые районы Карповки, на территорию «Двигателя Революции» попало несколько фугасок. 10 июня на территории предприятия взорвались уже 14 фугасных бомб. Одной 250-кг бомбой была частично разрушена проходная завода и контора гаража.

В ночь с 13 на 14 июня фашисты сначала разбомбили водозаборную станцию Ленинского района, полностью прервав подачу воды в жилые поселки и на предприятия. Затем на «Двигатель Революции» были сброшены 16 фугасных и 20 тяжелых зажигательных бомб. Благодаря оперативной реакции и героизму дежурных на крыше многие пожары удалось предотвратить. Но повреждения все равно были большими: в нескольких цехах от прямых попаданий 500-кг бомб обрушились стены, деревянные постройки полностью сгорели. Пострадали 30 человек, трое погибли.

Самый мощный удар пришелся на ночь 22 июня. При попадании зажигательных бомб взрывы прогремели в нескольких цехах, гараже, на большинстве складов. Кроме заводских бригад и местной ПВО пожары тушили восемь пожарных машин, на помощь им прибыли три роты солдат. Героическими усилиями литейный цех удалось отстоять. От полного уничтожения завода огнем спасло только обрушение уже горевших корпусов. Погибли четыре человека, 40 получили ранения.

Новые вызовы

В результате новых бомбежек производство 120-мм минометов и выпуск снарядов М-8 и М-13 пришлось приостановить: пожары уничтожили не только корпуса, но и инструменты и запасы материалов для производства. Все военные годы «Двигатель Революции» восстанавливал свои мощности, при этом по мере сил продолжал работать.

Новые 160-мм минометы не имели зарубежных аналогов

Так, в октябре 1943 года завод получил заказ на выпуск 250-кг фугасных авиабомб. В литейном цехе разработали новую технологию отливки мин в кокиль с одинарным разъемом, что позволило повысить производительность труда и значительно сократить брак.

В 1944 году заводу поручили освоить производство новой разработки — мощного, не имеющего зарубежных аналогов 160-мм миномета конструкции И. Г. Теверовского (МТ-13). Его главным отличием от миномета меньшего калибра была система заряжания — с дула ствола трехметровое орудие зарядить было невозможно. Производство этого оружия было сложнее, чем 120-мм миномета: 3230 против 340 нормо-часов соответственно. В 1944-м и первом полугодии 1945 года «Двигатель Революции» выпустил 329 МТ-13 и почти 122 тыс. мин к нему. Всего за годы войны завод произвел более 10 тыс. минометов. А итоговые показатели по объемам производства реактивных снарядов говорят о том, что «Двигатель революции», несмотря на все разрушения и потери из-за бомбежек, оставался крупнейшим поставщиком: в Горьковской области в 1941–1945 гг. было выпущено около 2,4 млн снарядов для пусковых установок (в стране в целом — около 12 млн), из них 1,35 млн на фронт отправил «Двигатель ­Революции».

Возвращение к миру

В июле 1945 года завод «Двигатель Революции» был переведен на выпуск гражданской продукции — предприятие вернулось к дизелестроению. В первую послевоенную пятилетку объем производства был определен на уровне 100 тыс. л. с., что в 2,5 раза превышало довоенный уровень.

В мирное время «Двигатель Революции» вернулся к основному профилю — дизелестроению

Все новые двигатели направлялись для восстановления наиболее пострадавших районов страны — для электрификации сельского хозяйства, нефтедобычи, строительства оросительных каналов. 8 мая 1946 года в газете «Правда» появилось сообщение: «Коллектив завода „Двигатель Революции“ возобновил выпуск дизелей мощностью 500 л. с., прерванный войной. Завод продолжает выпускать запасные части для дизелей хлопкоочистительных заводов Узбекистана и предприятий освобожденных районов». Кроме того, развитие получила судостроительная тематика: «Двигатель Революции» начал выпускать быстроходные дизели мощностью 450 л. с. при 1000 оборотах в минуту. Параллельно шли разработки новой продукции энергетического машиностроения — газомотокомпрессоров, газоперекачивающих агрегатов. Этот профиль предприятие сохраняет до сих пор.

ООО «Павловский автобусный завод»
Павловский завод автотракторного инструмента имени А. А. Жданова
Следующий завод