ГОРЬКИЙ СИМВОЛ ПОБЕДЫ

ГОРЬКОВСКИЙ ЗАВОД «КРАСНАЯ ЭТНА»

АО «Завод „Красная Этна“»

ЧЕТЫРЕ ЗАВОДА
эвакуированных из других городов, принял завод «Красная Этна» в первые месяцы войны
ЕДИНСТВЕННЫЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ
армейских мотоциклов с коляской в СССР в годы войны
Во время Первой мировой войны рижский завод «Этна» был эвакуирован в Нижний Новгород и здесь отстроен заново

Боевое крепление

Завод по производству крепежных изделий «Этна» был построен в 1898 году в Риге В.М. Гольденбергом и П. И. Мартини. В 1915 году, во время Первой мировой войны, предприятие эвакуировали в Нижний Новгород, где год спустя его выкупил торговый дом «А.Б. Фрадкин и сын». После национализации в 1922 году в честь пятилетия советской власти завод был переименован в «Красную Этну». В 1933 году на предприятии началось производство нормалей для только что построенного Горьковского автозавода.

Шурупное производство — одна из многочисленных специализаций «Красной Этны» по автонормалям

Несколько лет завод «Красная Этна» был филиалом ГАЗа, а в 1938 году ему вернули самостоятельность — предприятие начало выпускать продукцию для всего автопрома страны.

К началу Великой Отечественной войны завод «Красная Этна» производил крепежные изделия, пружины и проволоку, обеспечивая лентой холодного проката все промышленные предприятия СССР. Цех горячего проката снабжал продукцией горьковские авиационный, машиностроительный заводы, завод «Красное Сормово».

Завод «Красная Этна» был крупнейшим производителем крепежных элементов и поставлял их автопрому всей страны

Прямая речь

«Орден Ленина — заслуга всех работников»

Ветеран завода, директор музея «Красной Этны» Г. С. Тилунас:
«Весь завод работал на оборону, начиная с горячепрокатного цеха. Здесь научились катать не только стальную проволоку, но и цветные металлы, которые поставлялись „Красному Сормову“ на строительство танков и авиационному заводу для самолетов. Холоднокатаную ленту в годы войны выпускала только „Красная Этна“, а нужда в ней была на всех оборонных предприятиях. Рабочие ремонтного цеха помимо своей основной работы выпускали минометы. В строительном и лесотарном цехах сколачивали ящики под снаряды, а в цехе ширпотреба делали патронташи для пулеметных лент. Так что орден Ленина, полученный заводом в 1944 году, — бесспорная заслуга всех без исключения работников „Красной Этны“».

Орудия — к бою!

К октябрю 1941 года с завода ушли на фронт более 3500 рабочих, ИТР и служащих. В первые месяцы войны завод «Красная Этна» перешел на выпуск продукции для фронта: 50-мм и 82-мм мин, взрывателей к 76-мм снарядам и других элементов боеприпасов для авиации, артиллерии и морских торпед, запальных трубок Норденфельда. Также в цехах предприятия собирали 50-мм минометы и пистолеты-пулеметы Шпагина (ППШ).

В начале войны на 50-мм минометы приходилась половина минометного парка Красной Армии

По объемам производства мин завод был одним из крупнейших в стране. Ветераны вспоминали, что ежедневно в Дзержинск на зарядку отправлялось до двух железнодорожных составов с корпусами мин, «стаканчиками» для снарядов к «Катюшам», взрывателями. При этом производственные планы по боеприпасам удавалось выполнять буквально с боем. Так, в феврале 1943 года директор «Красной Этны» А. И. Романов писал лично заместителю председателя Совнаркома СССР Л. П. Берии об „исключительно напряженном положении“ с поставками литья для выпуска авиабомб и просил повлиять на крупнейших поставщиков — ГАЗ и завод им. Сталина (современный Нижегородский машиностроительный завод). А вот в сборке 50-мм минометов, которая началась в октябре 1941 года, завод «Красная Этна» демонстрировал перевыполнение планов: в апреле 1942 года в руководстве наркомата среднего машиностроения обсуждали увеличение поставок предприятию вьюков (они используются для переноски минометов). Также инженеры «Красной Этны» стремились усовершенствовать конструкцию миномета и предложили свою упрощенную модель прицела, которую могли бы изготавливать «мало-мальски приспособленные механические мастерские».

За годы войны завод «Красная Этна» освоил почти 3000 новых изделий по своему основному профилю и по другим заказам для фронта

Техника победы
50-мм ротный миномет

Разработка миномета началась в 1936 году, первый образец появился в 1938 году. Конструкция позволяла фиксировать ствол в двух положениях: с наклоном 45 градусов при стрельбе на максимальную дальность и 75 градусов — на минимальную. Для стрельбы на промежуточные дистанции миномет имел специальный кран, регулировавший выпуск пороховых газов из ствола. В модификации 1940 года конструкция дистанционного крана и лафета упростилась.

К началу Великой Отечественной войны на вооружении Красной Армии состояло более 36 тыс. минометов 50-мм 1938–1940 гг., что составляло половину всего минометного парка. В 1941 году конструкторы спроектировали еще одну модель 50-мм миномета — по так называемой «глухой» схеме, когда все механизмы и элементы смонтированы на опорной плите. РМ-41 образца 1941 года стал основным ротным минометом советских войск: в годы войны было выпущено более 130 тыс. 50-мм минометов. Масса РМ-41 в боевом положении — около 10 кг. Скорострельность — 30 выстрелов в минуту. Дальность стрельбы — 60–800 м в зависимости от угла наклона. Боеприпасы — осколочные стальные шестиперые мины весом 922 г и осколочные чугунные четырехперые мины весом 908 г. Снят с вооружения в 1943 году. Бойцы говорили, что если в обороне 50-мм миномет еще был способен отражать атаки противника, то в наступательном бою оказался почти бесполезен из-за малой дистанции стрельбы, сложностей с маскировкой и доставкой боеприпасов (минометчики, как правило, находились на переднем крае) и как следствие — потерь личного состава.

Прямая речь

«Работали с задором»

Ветеран труда, в годы войны мастер цеха холодного проката ленты Е. А. Бакаев:
«Работали, не давая себе ни минуты отдыха. Часто смена длилась 13–14 часов. Праздники, выходные были понятием относительным. Но никто не жаловался. Понимали — надо. Фронт ждет оружие. Наоборот, работали с задором. Задания всегда выполнялись в срок, а часто и раньше. Со временем не считались».

Второй дом для мотопрома

С июля по сентябрь 1941 года завод «Красная Этна» принял эвакуированные из Ленинграда и Харькова мотоциклетные заводы. В Горьком им предписывалось наладить выпуск мотоциклов М-72.

Серийное производство этих более мощных по сравнению с выпускавшимися мотоциклами Л-8, Иж-9, Ам-600, планировалось начать в 1941 году. По планам руководства Наркомата (НКСМ) до конца года предприятия должны были выпустить 32 тыс. М-72. Но мотозаводы не успели освоить технологию и до вой­ны изготовили лишь несколько сотен мотоциклов. Поэтому в Горьком и Ирбите, куда эвакуировали головной по выпуску М-72 Московский мотоциклетный завод, все пришлось начинать с нуля: только сложившаяся производственная кооперация десятка заводов (Горьковский автозавод должен был поставлять мотопрому карданные валы и колеса) была нарушена, не хватало необходимого оборудования. Эвакуированные мотоциклетные заводы разместили в корпусе рядом с инструментальным производством «Красной Этны». 10 октября 1941 года на их основе был создан Горьковский мотоциклетный завод «Серп и молот» — в годы войны единственное предприятие в стране по выпуску мощных армейских мотоциклов с прицепной коляской. «Красная Этна» обеспечивала завод всеми видами энергии.

Мобильные мотоциклетные полки могли внезапно прорывать оборону противника

Всего за годы войны завод поставил фронту 6111 мотоциклов М-72 (в целом в стране их было выпущено около 17 тыс.). Горьковский «Серп и молот» был расформирован в сентябре 1948 года — оборудование и часть персонала мотоциклетного производства перевели в Киев. Историки признают, что производство мотоциклов в эвакуации было, без преувеличения, вторым рождением советского мотопрома: после войны модернизированные версии М-72 серийно выпускались вплоть до 1980-х годов.

Завод «Красная Этна» был единственным в стране, где в годы войны выпускали необходимые фронту мотоциклы с коляской

Коляска делала М-72 универсальным боевым мотоциклом
Техника победы
Мотоцикл М-72

Прототипом М-72 был германский мотоцикл BMW R-71 образца 1938 года («М» в названии является местом начала производства — Москва, а «72» — следующим поколением за прототипом). По одной из версий, модели для копирования были анонимно закуплены в Швеции, по другой — советским конструкторам помогли спецслужбы: якобы из пяти отправленных для горных испытаний в Швейцарию BMW обратно вернулись лишь три.

Советская версия мотоцикла вышла на 33 кг тяжелее германского аналога — в частности, за счет увеличенного бензобака: у BMW R-71 он был объемом 18 л, у М-72 — 22 л. Это была мощная, проходимая машина с хорошо проработанной эргономикой, двигатель обладал хорошей тягой, а коляска делала мотоцикл универсальным — он мог использоваться как в бою, так и для разведки и связи. Мотоциклетные полки были мобильными, способными быстро находить бреши в обороне и совершать рейды вглубь войск противника, стремительно преследуя отступающие войска.

Прямая речь

«Спешно и бережно разгружались вагоны»

Cтарший технолог Ленинградского мотоциклетного завода в годы войны М. В. Седых:
«Наши составы были поданы на „Красную Этну“ и прямо к производственному корпусу. Спешно и бережно, день и ночь разгружались вагоны. Оборудование монтировалось согласно планировкам, налаживалось и запускалось в производство, и через 15 дней начался выпуск мотоциклов. В Горьком нас разместили в порядке уплотнения в домах завода „Красная Этна“. Наша хозяйка имела две комнаты, она доброжелательно потеснилась, и в одну из них поселилась наша семья…».
Прямая речь

«Кровное дело всего красноэтновского коллектива»

Секретарь партийного комитета завода А. А. Новиков на партсобрании в августе 1941 года:
«Перед нами стоят большие задачи в освоении новых производств, мы должны в августе смонтировать мотоциклетное производство и в августе же выпустить 400 машин для нужд Красной Армии. Вся наша партийная организация вопрос становления мотоциклетного производства должна считать не частным делом, относящимся только к тем товарищам, которые приехали вместе с эвакуацией завода, а кровным делом всего красноэтновского коллектива».

Станки и люди

Кроме предприятий мотопрома завод «Красная Этна» также принял в своих цехах завод им. Ф. Энгельса по производству сельхозтехники из Запорожья и шурупное производство завода им. III Интернационала из белорусского города Речица.

Кроме фронтовой продукции в годы войны завод „Красная Этна“ продолжал выпускать крепеж, проволоку, ленту холодного проката

Украинское оборудование стало хорошим подспорьем для производства боеприпасов на «Красной Этне». В июле 1941 года заводу было поручено начать выпуск взрывателей к 76-мм артиллерийским снарядам. Для этого предприятие запросило у наркома среднего машиностроения 125 единиц оборудования, но было выделено лишь семь — остальное предлагалось «изыскать на месте». Резервов у «Красной Этны» не было, зато прибывший из Запорожья завод им. Энгельса как раз специализировался на изготовлении артиллерийских взрывателей. На базе эвакуированного предприятия был создан цех № 5, где впоследствии выпускали также донные взрыватели для снарядов морской артиллерии и запальные трубки Норденфельда.

Некоторые специалисты предприятия получали бронь

Эвакуированные предприятия укрепили «Красную Этну» кадрами. Из Ленинграда в Горький прибыли 495 человек, из Харькова — 146, из Запорожья и Белоруссии — чуть больше сотни. В сумме — около 8% от численности персонала «Красной Этны».

Среди приезжих было много инженерно-технических работников, без которых развитие многих новых для предприятия производств с нуля было бы невозможным. Проблема рабочих кадров решалась за счет домохозяек, жен красноармейцев, подростков. На производстве были организованы школы техобучения для новичков. Так, осенью 1941 года на заседании парткома завода начальник отдела кадров Гордеев докладывал, что в цехе №4 была организована такая школа для 37 домохозяек, которые после обучения стали выполнять производственные нормы на 240%.

Уже в первые месяцы войны на заводе развернулось движение двухсотников: если в июне 1941 года их было 100 человек, то в октябре — уже 250. 262 фронтовые бригады объединили около 1 тыс. рабочих. 28 октября 1944 года завод был награжден орденом Ленина за самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны и бесперебойное снабжение фронта боеприпасами. ­Более 3 тыс. сотрудников предприятия награждены орденами и медалями, в том числе директор А. И. Романов был удостоен орденов Ленина и Трудового Красного Знамени, главный инженер И. Ф. Синицын — орденов Трудового Красного Знамени и Красной Звезды.

Прямая речь

«Поработать круглосуточно и иногда поспать в цехе»

Механик на «Красной Этне» в годы войны И. Г. Мучицин:
«Монтаж цеха № 5 был поручен И. А Ваплюшкину. Он ввел меня в курс работ, передал необходимую документацию, показал на солдатскую койку с соломенным матрацем, сказав, что пока не смонтируем все оборудование за 10–12 дней, придется поработать круглосуточно и иногда поспать в цехе. При разгрузке оборудование, инструменты, материалы из вагонов и с платформ направлялись сразу в цех — тяжелое оборудование ставилось на фундаменты и крепилось на растворе, а мелкие станки ставились на тех рамах, на которых пришли. Все разводки — кабель, электроснабжение, вода, сжатый воздух — проводились поверху, крепились на тросах и подвесках, чтобы не тратить время на прокладку траншей в полу… Через две недели цех взрывателей стал давать продукцию».
Прямая речь

«Входишь в цех днем, а там тьма кромешная»

Ветеран завода, директор музея «Красной Этны» Г. С. Тилунас:
«В первый военный год я окончила шестой класс, и мама скрепя сердце решила устроить меня на работу. Она работала в бухгалтерии и договорилась с главным бухгалтером Б. Д. Быстрицким, что он возьмет меня рассыльной. Но именно в это время пришел приказ из наркомата, запрещавший брать на работу детей младше 14 лет. А мне до этого возраста не хватало целых полгода. Быстрицкий употребил все свое влияние, чтобы меня приняли. С первых дней октября я уже разносила документы руководителям цехов и в цеховые бухгалтерии. Что представлял из себя в то время завод? Заводские подразделения имели хорошую светомаскировку. Потолочные фонари были выкрашены в черный цвет, так же, как и оконные проемы. Лишь нижняя часть занавешивалась толем, который днем скатывали в рулон и подвешивали с помощью специального приспособления. Общее освещение не использовалось. Горели только лампочки на каждом рабочем месте. Входишь в цех днем, а там тьма кромешная... Вспоминаются дни, когда на город сыпались бомбы. Чаще всего нас бомбили по ночам, хотя иногда и днем фашисты не давали покоя. Ночные бомбежки начинались с развешивания по небу «фонариков»: сбрасывались осветительные ракеты на парашютах, и сразу становилось светло, как днем. Первое время люди прятались в укрытия. Потом, когда к бомбежкам попривыкли, с рабочих мест никто уже не уходил. На заводе и в поселках были организованы дружины. Дружинники не прятались никогда. Как только начиналась бомбежка, они хватали специально сделанные клещи и забирались на крыши цехов и жилых домов. Мне тоже „посчастливилось“ схватить одну „зажигалку“ на крыше дома»

Творчество как спасение

По воспоминаниям ветеранов завода, первый военный год оказался более голодным и холодным, чем все последующие. Цены резко повысились, хотя зарплата оставалась на прежнем уровне. Буханка хлеба на черном рынке стоила 200 руб. при зарплате заводского бухгалтера 500 руб. Почти все горьковчане в выходные ездили по окрестным деревням в надежде обменять свои вещи на картошку. Красноэтновцы для этого покупали выпущенные в цехе ширпотреба противни, чугунные сковородки и котелки.

Весной 1942 года рабочим «Красной Этны» выделили земли под огороды между Березовским и Сортировочным поселками, и осенью картошка и другие овощи были уже свои. Сами добывали и дефицитное топливо: летом 1942 года заводчанам нарезали делянки для добычи торфа на болотах за поселком Орловские дворики.

Несмотря на голод и нищету, жили активно, творчески и неравнодушно ко всем инициативам. Заводчане стояли в очередях, чтобы сдать довоенные облигации в фонд обороны. Собирали средства на постройку танковых колонн, эскадрилий самолетов. А в январе 1943 года коллектив «Красной Этны» решил построить танковую колонну «Красноэтновец». Только в первые два дня было собрано 725 тыс. руб., а всего — более 2,5 млн руб. В феврале 1943 года в адрес коллектива предприятия пришла правительственная телеграмма: «Прошу передать рабочим, работницам, инженерно-техническим работникам и служащим Горьковского завода „Красная Этна“, собравшим 725 000 рублей на постройку танковой колонны „Красноэтновец“, — мой братский привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин».

На постройку собственной танковой колонны «Красноэтновец» заводчане собрали 2,5 млн руб. и получили в телеграмме личную благодарность И. Сталина

Актер Евгений Евстигнеев (справа) начинал свой творческий путь как руководитель художественной самодеятельности при Доме культуры завода «Красная Этна»

Широко развернулось на предприятии донорское движение. Более 20 раз в годы войны сдавали кровь Л. Г. Прункова, Т. Е. Тяпаева, Л. П. Гусева, А. И. Курышева, А. И. Премудрова и многие другие. 27 сентября 1941 года заводская многотиражка «Искра» писала: «…На заводе много доноров, все готовы в любую минуту отдать свою кровь. Среди них и молодые девушки, и пожилые женщины, комсомолки и беспартийные. Большинство из них уже отдали свою кровь бесплатно в фонд обороны Родины».

В годы войны за предприятиями закреплялось шефство над госпиталями. Завод «Красная Этна» был шефом госпиталя № 2805, который размещался в школе № 123. Комсомольцы завода проводили лекции и беседы для раненых, читали в палатах газеты, организовывали показ фильмов. Часто устраивали вечера самодеятельности, собирали подарки для фронтовиков, находившихся на лечении. Среди таких комсомольцев был Евгений Евстигнеев — будущий народный артист СССР, работавший тогда слесарем центральной заводской лаборатории.

Прямая речь

«Женя Евстигнеев был у нас постоянным конферансье»

Ветеран завода Г. И. Тихомирова:
«Коллектив у нас был очень дружный, хотя уставали, недоедали, но находили время давать концерты в госпитале. Я была солисткой, Фрида Мер аккомпанировала на гитаре или аккордеоне, а Женя Евстигнеев был у нас постоянным конферансье. Выступали мы с концертами и в своей лаборатории. Раненым в госпитале помогали, чем могли: писали под диктовку письма их близким, делали подарки к праздникам — шили кисеты, носовые платки».

После войны

В послевоенные годы завод «Красная Этна» сосредоточился на своем основном мирном профиле — производстве крепежа для автомобильной промышленности. Предприятие пережило несколько переименований, непростые периоды экономических кризисов, но остается крупным поставщиком нормалей для производителей автомобильной техники и комплектующих к ней.

К настоящему времени на «Красной Этне» освоен полный производственный цикл: от проектирования до гальванопокрытия и упаковки. Работают восемь цехов основного производства, есть собственные инструментальное и станкостроительное производства, две исследовательские лаборатории.

Горьковская железная дорога — филиал ОАО РЖД
ГОРЬКОВСКАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА
Следующий завод